Форум. Хочу жить без наркотиков

Горячая линия по Москве и М.О. +7(965)283-15-90. Форум о зависимостях: наркомания, алкоголизм, секты
Текущее время: 26 май 2019, 00:57

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Интернет - это почти экстази
СообщениеДобавлено: 28 фев 2013, 21:55 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1153
Откуда: Москва
Цитата:
Интернет - это почти экстази
Многие юзеры страдают от симптомов, сходных с наркотическими


Новое исследование ученых из Университетов Суонси и Милана показало: лишаясь доступа в Сеть, активные пользователи интернета страдают от симптомов, сходных с наркотическим "синдромом отмены".

К такому выводу ученые пришли после исследования 60 добровольцев, средний возраст которых составил 25 лет. Ученые сначала определили уровень увлеченности испытуемых интернетом, в частности, пользуются ли они Всемирной паутиной с одержимостью и в ущерб своим социальным связям и работе.

Затем ученые предложили им пользоваться интернетом в течение 15 минут, посещая любые сайты, после чего определили уровень тревожности и настроение испытуемых. У добровольцев, проявивших зависимость на предыдущем этапе испытания, после выхода из интернета ухудшилось настроение. Они страдали от "синдрома отмены", похожего на тот, который испытывают люди после экстази.

СПРАВКА

Метиле́ндио́ксиме́тамфетами́н, MDMA (3,4-метилендиокси-N-метамфетамин) — полусинтетическое психоактивное соединение амфетаминового ряда, относящееся к группе фенилэтиламинов, широко известное под сленговым именем «э́кстази».

MDMA имеет уникальную психоактивную характеристику ввиду своей способности вызывать чувства эйфории, интимной близости и доверия по отношению к другим людям, а также снижать чувства страха и беспокойства. Данные эмоциональные эффекты имеют очень устойчивое проявление, заметно отличая и выделяя MDMA среди других стимуляторов и психоделиков в отдельную группу эмпатогенов.


А вот еще МИНУСЫ ХАЙ-ТЕК-РЕВОЛЮЦИИ

МЫШЛЕНИЕ.

Поскольку Интернет уменьшает способность концентрироваться и созерцать, то мозг со временем начинает ожидать поступления информации в том виде, в каком ее распространяет Сеть, - в виде стремительного потока частиц. Мышление становится отрывочным, чтение - поверхностным. И в итоге люди превращаются в "расшифровщиков информации". А зона мозга, отвечающая за абстрактное мышление, атрофируется.

КОНТАКТЫ.

Мозг теряет базовые механизмы, управляющие контактами с другими людьми. Нам все труднее считывать чужую мимику во время беседы или угадывать эмоцию.

ВНИМАНИЕ.

Хай-тек-революция погрузила нас в состояние рассеянного внимания, когда следишь за всем сразу, ни на чем не сосредотачиваясь.

ДРУЖБА.

Когда мы видим своих приятелей онлайн, нам кажется, что мы поддерживаем с ними тесную связь. При этом есть риск забыть, что значит дружба в реальном мире. Дружеские отношения вытесняются суррогатом: теперь одиночество посещает нас, когда все гаджеты выключены и мы общаемся с людьми один на один.

МНОГОЗАДАЧНОСТЬ.

Интернет учит многозадачности - возможности обрабатывать несколько заданий одновременно. Можно слушать музыку и писать в блог, отвлекаясь на проверку почты. Но исследования показали: чрезмерная многозадачность усиливает стресс и дефицит внимания, делая работу менее эффективной.

ПАМЯТЬ.

Мозг до такой степени адаптировался к возможностям техники, что наша память практически не используется. В результате она становится поверхностной и кратковременной. Человек скорее запомнит не саму информацию, а то, в какой папке на компьютере она лежит. Компьютер и Интернет стали для человека своеобразным "протезом" памяти.

СТРЕСС.

Длительное погружение в цифровой мир вызывает особое пере-утомление. Многие признаются, что через несколько часов в Сети начинают ошибаться. Перед тем как выйти из Сети, они ощущали опустошенность, утомление, раздраженность - словом, чувствовали себя в "цифровом тумане". Это новая форма стресса, которую доктор Смолл назвал техногенным истощением мозга.

http://www.kp.ru/daily/26036.5/2952798/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интернет - это почти экстази
СообщениеДобавлено: 28 фев 2013, 22:57 
Не в сети
Близкая зависимого
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 окт 2012, 16:07
Сообщения: 227
Откуда: Мск
ого...мощно...это точно про мой мозг((


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Технологические аддикции
СообщениеДобавлено: 06 сен 2017, 02:15 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1153
Откуда: Москва
Цитата:
Технологические аддикции: гаджеты, Интернет, компьютер, телевизор, мобильный телефон

В рамках современной аддиктологии большое зна- чение в глазах специалистов приобрели особенности личности больных. Основой аддиктивной личности может быть не только нормативный тип характера или крайний его вариант, но и совершенно определенный личностный дефицит. Представление о расстройстве личности больного в смысле ее дефекта, который лич- ность пытается смягчить каким-то добавлением, допол- нением, превращает аддиктологию в своего рода дефектологию, которой предначертано направлять личность в рациональную сторону при решении лич- ностных проблем.
Дефект или дефицит по определению подразуме- вают некую компенсацию, необходимость внешнего дополнения в той области, в которой и наблюдается недостаток.
В последние годы произошло внесение в рамки ад- диктологии азартных игр и др. действий, вызывающих психофизическую зависимость, хотя, например, сами азартные игры до сих пор включены в другую рубрику.
Как уже говорилось выше, слово аддикт, кроме основного, имеет сопутствующий смысл: добавле- ние, обязательное присоединение, без чего не мо- жет жить человек. Аддиктом преследуется цель достижения определенного психофизического со- стояния, введения себя в определенное духовное состояние. При этом наблюдается избыточное ис- пользование окружающих объектов, лиц или
211
привычных действий. Исследователи исходят из возможности развития зависимости (аддикции) не только от вводимых в организм веществ, но и от производимых субъектом действий и сопровож- дающих их эмоций. Можно встретить и термин бо- лезнь зависимого поведения.
Общий признак аддиктивных нарушений в том, что они связаны с двоякими состояниями: сначала сопря- жены с удовольствием, а потом – с негативными пере- живаниями в случае лишения. Лишение какого-нибудь из этих занятий вызывает психофизический диском- форт или абстиненцию. Подобное двуединство подра- зумевается самим аддиктом, одинаково привлекает аддикта, что получило название дистрессомания.
В настоящее время нельзя с полной определенно- стью очертить круг расстройств поведения, в котором могут проявляться аддикции. Список объектов зависи- мости достаточно большой: различные ПАВ, компью- терные игры, источники информации (всемирная сеть Интернет), различного рода эстетические наслаждения, работа, культы, высокие технологии и т.д. Некоторые зависимости одобряются обществом, другие с течени- ем времени начинают представлять личностную про- блему для индивида, при этом, не являясь социально опасными, третьи имеют статус социально опасных.
Личности с аддиктивными наклонностями часто заполняли время различными светскими развлечения- ми (визиты, «тусовки»), особенно в период, предшест- вовавший появлению электронных вариантов зависимости.
Сегодня избыточное пользование компьютером со- стоит в проведении большей части досугового време- ни, в том числе и ночного, за компьютером, использование цифровых накопителей и МРЗ накопи- телей, карманных компьютеров для развлечений в пути
212
следования по городу, в метро и т.д. Время тратится на пользование компьютером и просмотр DVD и телепе- редач в ущерб учебной, производственной деятельно- сти и состоянию здоровья, из-за чего эти лица, в основном молодого возраста, подвергаются постоян- ной проверке со стороны родителей в отношении вре- мени, проведенного за компьютером.
И сами компьютерные игры являются одним из способов аддиктивной реализации, т.е. ухода от реаль- ности. Аддикты – это люди, предпочитающие скрываться от реальных проблем в виртуальном мире. Погружаясь в виртуальную реальность и достигая в ней определенных успехов, человек реализует виртуально имеющиеся потребности. Вместо решения проблем здесь и сейчас человек с го- ловой уходит в компьютерный мир.
Тех, кто в качестве такого способа ухода от реаль- ных проблем выбирает интернет, называют интернет- зависимыми, компьютерные игры – кибераддиктами и так далее.
В игре кибераддикт чувствует себя комфортно: он сильный, смелый, вооруженный и успешный. Время, проведенное за игрой, не делает его сильнее и успеш- нее в реальной жизни. Потому, возвращаясь из вирту- альною мира в реальный, человек испытывает дискомфорт, ощущает себя маленьким, слабым и без- защитным в агрессивной среде. И желает как можно скорее вернуться туда, где он победитель. По статисти- ке, процент людей, приобретающих зависимость от классических азартных игр, близок к таковому для ин- тернет-зависимости и составляет 1–5%. Основной критерий, отделяющий обычное увлечение ком- пьютерными играми от зависимости – отсутст- вие/наличие вреда физическому и психическому здоровью, социальной жизни.
213
В настоящее время интенсивно обсуждается фено- мен (или заболевание, или синдром) наркозависимости от Интернета, или Интернет-аддикции (Internet Addiction Disorder, или IAD). Если для формирова- ния традиционных видов зависимостей требуются годы, то для интернет-зависимости этот срок резко сокращается.
Попробуй, отттащи!
В связи с возрастающей компьютеризацией и ин- тернетизацией общества, как в профессиональной, так и обыденной жизни, для миллионов людей стала акту- альной проблема неправильного использования Ин- тернет. Через Интернет происходит общение, поиск информации, делаются покупки, реализуются личные пристрастия во всех сферах жизнедеятельности и мно- гое другое.
Одной из основных причин, вносящих деструктив- ные изменения в структуру и динамику формирования и развития личности, вплоть до состояний диагности- рованных заболеваний (например, инфомании), явля-
214
ются технологические аддикции и, в частности, Ин- тернет – аддикция. В числе основных симптомов син- дрома Internet Addiction Disorder выделяют следующие поведенческие характеристики:
- активное, и часто агрессивное нежелание от- влечься от работы в Интернете даже на короткое время;
- досада и раздражение при внешних отвлече- ниях от Интернета;
- неспособность спланировать время окончания работы в Интернете;
- постоянное увеличение расходов денежных средств для обеспечения работы в Интернете, в том числе, «влезание в долги»;
- хроническая склонность ко лжи – публичное преуменьшение длительности и частоты работы в Интернете;
- игнорирование домашних дел, учебы, служеб- ных обязанностей, важных личных и деловых встреч в период работы в Интернете;
ни;- неприятие критики такого своего образа жиз-
- готовность мириться с разрушением семьи, потерей круга общения из-за поглощенности Ин- тернетом;
- пренебрежение собственным здоровьем, со- кращение длительности сна из-за работы в Интер- нете в ночное время;
- избегание физической активности под пред- логом срочной работы, связанной с Интернетом;
- пренебрежение личной гигиеной;
- готовность удовлетворяться случайной, одно- образной и некачественной пищей;
215
- нерегулярность питания и сокращение време- ни на еду – «проглатывание» еды без отрыва от компьютера;
- злоупотребление кофе и другими стимули- рующими средствами;
- значительное снижение и полное избавление от ранее возникших состояний тревоги, чувств ви- ны и беспомощности;
- ощущение эмоционального подъема во время работы в Интернете;
- подбор, просматривание, изучение литерату- ры преимущественно о новинках Интернета и об- суждение их с окружающими.
Психологу, особенно работающему с подростками невозможно оставить без внимания проблему техноло- гических аддикций, и в частности, Интернет – аддик- цию, которая тесно связанна с возрастными кризисами подросткового возраста, характеризующегося как пере- ломный, переходный, критический возраст полового созревания и являющегося особенно трудным, как для родителей и педагогов, так и дня самих подростков.
В основании такой оценки лежит многообразие критических, психологических и физиологических со- стояний, как объективно возникающих в процессе раз- вития, которые иногда именуются «критическими периодами детства», так и формирующихся на фоне технологических (нехимических) аддикций – активизи- рующийся уровень личной и ситуативной тревожности и повышенный уровень агрессии. Однако, несмотря на большой научный интерес к проблеме Интернет – ад- дикции, общепринятое теоретическое представление о психофизиологической природе технологической (не- химической) аддикции до сих пор не выработано.
Ряд специалистов, исследуя проблему технологиче- ских (нехимических) аддикций, делают вывод, что на
216
данный момент считать зависимость от Интернета за- болеванием было бы преждевременным, но выявлять феномен технологических аддикций и оказывать пси- хологическую помощь подверженным технологиче- ской адикции людям весьма актуально и значимо.
Сегодня описаны случаи пребывания в сети по 18 и более часов в сутки, по 100 и более часов в неделю, однако, по мнению ученых, степень аддикции определяется не количеством проведенного в Интернете времени, а суммой потерь в существенных сторонах бытия: смерть из-за хронического недосы- пания, убийства, самоубийство; осуждение родителей за неадекватный уход за детьми; побеги подростков из дома; бракоразводные процессы; эмоциональные расстройства, депрессии и стрессы, вызванные потерей доступа к Интернету и содержанием полученных сообщений; увеличение вероятности оказаться жертвой манипулятора и мошенника, использующих Интернет в преступ- ных целях; систематическое расходование рабочего времени на непроизводи- тельную активность в Интернете, необходимость привлекать специалистов для диагностики «избыточного применения Интернета» и консультирования «групп риска».
Известный американский клинический психолог Кимберли Янг (Young) охарактеризовала пять основ- ных типов интернет-зависимости:
- обсессивное пристрастие к работе с компью- тером (играм, программированию или другим ви- дам деятельности);
- компульсивная навигация по WWW, поиск в удаленных базах данных;
- патологическая привязанность к опосредо- ванным Интернетом азартным играм, онлайновым аукционам или электронным покупкам;
- зависимость от социальных применений Ин- тернета, то есть от общения в чатах, групповых играх и телеконференциях, что может в итоге при- вести к замене имеющихся в реальной жизни се- мьи и друзей виртуальными;
217
- зависимость от «киберсекса», то есть от пор- нографических сайтов в Интернете, обсуждения сексуальной тематики в чатах или закрытых груп- пах «для взрослых».
В 1994 году психиатр Кимберли Янг разработала и опубликовала тест-опросник, направленный на выявление интернет-зависимости и полу- чила около 500 ответов. Большинство ответивших были признаны соглас- но выбранному критерию интернет-зависимыми. Оказалось, что распространенность этого расстройства сходна с распространенностью па- тологической азартности и составляет от 1 до 5 % пользователей Интер- нета. К.Янг– профессор психологии Питтсбургского университета в Брэтфорде (США), автор известной книги «Пойманные в Сеть» (англ. «Caught in the Net»), переведенной на многие языки. Она также является основателем Центра помощи людям, страдающим интернет- зависимостью ( Center for On-Line Addiction). Центр, созданный в 1995 году, консультирует психиатрические клиники, образовательные заведения и кор- порации, которые сталкиваются со злоупотреблением интернетом. Центр свободно распространяет информацию и методики по освобождению от ин- тернет-зависимости.
Кимберли Янг
В то же время продолжается широкая дискуссия по поводу данного расстройства. Диагностические крите-
218
рии интернет-зависимости, сформулированные К. Янг почти 20 лет назад подвергнуты серьезной критике.
В частности, американский специалист Дж. Грохол (Grohol), отмечает, что количественный подход Янг (количество часов, которые нужно провести в онлайне) явно недостаточен, чтобы быть признанным «зависи- мым». Указывается, что количественные данные о «норме» или ее превышении, относящиеся к 1998 или 1999 году, совершенно не показательны для среднего пользователя Интернета в 2009–2 010 годах. Кроме то- го, специалистам редко удается отфильтровать (или учесть каким-то иным образом) тех, кто применяет Ин- тернет на постоянной основе для выполнения работы или для учебы, и, тем самым, результаты неизбежно остаются смещенными в сторону завышения количест- ва часов в онлайне.
По мнению психиатра М.Гриффитс (Griffiths),
технологические зависимости могут рассматри- ваться как разновидность поведенческих зависи- мостей: они включают такие ключевые компоненты всякой зависимости, как «сверхцен- ность» (salience), модификация настроения (mood modification), конфликт с окружающими и с самим собой (conflict) и рецидив (relapse).
Большая часть тех, кто избыточно применяет Интернет, не являются зависимыми непосредст- венно от Интернета, для них Интернет – это своего рода питательная среда для поддержания других зависимостей. Следует проводить различие между зависимостью непосредственно от Интернета и зависимостями, связанными с применениями Ин- тернета. Для многих аддиктов Интернет – это не более чем место, в котором они осуществляют из- любленное ими (аддиктивное) поведение.
219
В то же время в ряде кейс-исследований (связанных с анализом индивидуальных случаев) выявляется, по всей видимости, зависимость непосредственно от Ин- тернета. Большая часть таких индивидуумов поль- зуются теми функциями Интернета, которые отсутствуют вне этой среды – к примеру, сервиса- ми чатов или разнообразных ролевых игр. По мне- нию М. Гриффитс, если зависимость от Интернета и существует на самом деле, то она затронула не более чем относительно небольшой процент пользователей Интернета. При этом остается неясным, каковы кон- кретные свойства Интернета, которые способствуют возникновению и развитию зависимостей. Очевидно лишь, что требуется дальнейшая исследовательская ра- бота в этой области.
Психиатр Д.Морэйхан-Мартин (Morahan-Martin) отмечает, что излишнее применение Интернета (Internet Abuse) – тема противоречивая. Некоторые люди задаются вопросом о том, насколько вообще реа- лен данный феномен. При том, что собрано немало ценных свидетельств излишнего применения Интерне- та, все же осталось немало вопросов и нерешенных проблем. Для изучения излишнего применения Ин- тернета специалистами разработаны несовпадающие между собой критерии, используется разная термино- логия. Из большого числа предложенных измеритель- ных шкал ни одна не может считаться универсальной и лишь немногие психометрически валидизированы67. Если бы критерии были стандартизованы, это способ- ствовало бы сравнению результатов проведенных раз- ными группами специалистов исследований. За различиями в применяемых критериях и в терминоло- гии стоят значительно более фундаментальные разно- гласия: следует ли рассматривать излишнее применение Интернета как клиническое заболевание,
220
подходит ли для него объяснительная модель развития аддикции?
В ряде исследований выявлена прямая зависи- мость между уровнем социальной тревоги и коли- чеством времени, проводимом за компьютерными играми. Отмечается, что высокий уровень лично- стной и социальной тревожности в сочетании с чувством проницаемости собственных границ и неумением строить межличностные контакты, подкрепляемые амбивалентной позицией матери по отношению к сепарации и взрослению подро- стка, приводят к замещению реальной жизни вир- туальным пространством. «Уход» в компьютерную игру позволяет снизить уровень тревоги за счет иной структуры деятельности. Отмечается, что существенное значение имеет возможное наличие коморбидной патологии, в частности, депрессив- ных расстройств; в то же время неясна распро- страненность данных психопатологических нарушений. По предварительным данным, коморбид- ность с аффективными расстройствами может состав- лять не менее 25% у обращающихся за помощью.
В настоящее время необходимо получить ответ на следующие вопросы:
является ли Интернет-зависимость во всех ее разнообразных проявлениях болезненным при- страстием (аддиктивным поведением), способом адаптации дезадаптивной (аномальной) личности, отдельной нозологической единицей (болезнью) с присущими ей клиническими проявлениями и те- чением или синдром (проявление) другой болезни?
Пока не описаны психопатологические феномены, особенности течения болезни, ее исход – вряд ли можно говорить о такой болезни, как Интернет-зависимость. Однако это не мешает рассматривать Интернет-
221
зависимость как одну из форм аддиктивного поведения в понимании его как доболезненного расстройства в рамках девиантного поведения.
Проведенные исследования позволили выявить не- которые особенности личностных свойств интернет- зависимых, с помощью тестов был составлен психоло- гический портрет подростка, склонного к развитию подобной аддикции:
Статистически значимые отличия (p <0,05, p=0,009) наблюдаются по фактору поиска новых ощущений. Показатели у групп, склонных к раз- витию зависимости, существенно выше, чем у представителей контрольных групп. Как и при любых других формах химических и нехимических аддик- ций, данный фактор является одним из первичных, лежащих в основе фор- мирования зависимости. Подобный результат позволяет предположить определенную схожесть механизмов формирования Интернет-аддикции с другими видами аддиктивного поведения. Существенные отличия (p<0,05) между двумя группами наблюдаются по показателям уровня коммуникатив- ной компетентности и качества сформированности основных коммуника- тивных навыков и умений. Так, подростки контрольных групп в сравнении с группами зависимых демонстрируют более компетентный стиль общения (p<0,05, р=0,032), характеризующийся адекватным реагированием в си- туациях межличностного взаимодействия, удачным сочетанием допустимой агрессии и эмпатии, понимания другого человека. В группах склонных к Ин- тернет-зависимости преобладает агрессивный стиль (p<0,05, р=0,021), характеризующийся повышенной тревожностью, уязвимостью и, как следст- вие, оборонительно-нападающей позицией, часто исключающей близость в общении. Для групп склонных к Интернет-зависимости характерна асоци- альная стратегия преодолевающего поведения, включающая асоциальные и агрессивные действия (p<0,05, р=0,005). Данный стиль копинг-стратегии характеризуется импульсивностью и резкостью поведения, демонстрацией собственного превосходства над другими людьми, часто заниженной само- оценкой. Такие люди боятся сокращать дистанцию с окружающими: челове- ческая близость, как им кажется, несёт в себе угрозу. С этой точки зрения общение, опосредованное Интернетом, представляется безопасным, т.к. уча- стник беседы может в любой момент решить, продолжать ли ему общение или прекратить его. Для подростков, склонных к Интернет- зависимости, характерны следующие показатели (по данным опросника Кеттелла): эмоциональная отчужденность; неус- тойчивость эмоциональных проявлений, снижение способ-
222
ности управлять эмоциями и настроениями, находить им адекватное объяснение; конформность поведения; зависи- мость от группы; робость в межличностном общении, низкая стрессоустойчивость; повышенная степень озабоченности; склонность к чувству вины. Таким образом, предварительно обобщая полученные результаты, можно со статистической достоверностью гово- рить о различиях, касающихся эмоционально-волевой сферы испытуемых, стилях межличностного взаимодействия, коммуникативных навыков, спосо- бах совладания со стрессовыми ситуациями. Полученные данные могут быть использованы при построении профилактической работы с подростка- ми с целью предотвращения возможных негативных последствий, связанных с использованием Интернета.
Телевизионная и кино-зависимость проявляет- ся в неоправданно длительном просмотре телеви- зионных передач с постоянным переключением с одного канала на другой в стремлении успеть про- смотреть все передачи одновременно. Переключая канал за каналом, аддикт не в состоянии выключить телевизор, уподобляясь подопытной мыши, надавли- вающей на рычаг для включения электрической стиму- ляции зон удовольствия и погибающей от истощения из-за отказа от иной деятельности.
Живые существа, стремясь удовлетворить свои на- сущные потребности, зачастую подвергают свою жизнь смертельной опасности. В этом и состоит пара- докс борьбы за выживание! Рыба заглатывает наживку и в следующее мгновение болтается на крючке. Мышь, влекомая запахом сыра, попадает в мышеловку. Но это обусловлено физиологической необходимостью. И только поведению человека нет разумного оправдания. Вовсе не для борьбы за выживание человек готов пре- даваться разрушительным соблазнам и порокам. Его не останавливает даже прямая угроза здоровью и жизни. К примеру, спиртное – ведь никто не заставляет его пить! Искушение, порой, сильнее доводов разума. Понять
223
это и вовремя остановиться – вот одна из важнейших проблем существования вида homo sapiens.
Чрезмерное стремление к чему-либо не всегда фи- зиологически оправдано. Азартные игры могут превра- тить человека в заядлого игрока, секс– стать навязчивой идеей... Но среди разных аспектов челове- ческой деятельности самое популярное времяпрепро- вождение – сидение у телевизора. Многие люди определяют свое отношение к ТВ как «любовь – нена- висть», а сам телевизор зовут «ящиком для болванов». Но при этом удобнее устраиваются в своих креслах и на диванах и не выпускают из рук пульт дистанционно- го управления. Родители раздраженно ворчат на детей, которых не оторвать от экрана, но сами умалчивают о своих телепристрастиях. Даже исследователи ТВ зачас- тую смотрят все программы без разбору.
Наши дети становятся чужими
224
Десятилетиями ученые исследуют воздействие теле- видения на человека. Особенно внимательно изучают связь между демонстрацией сцен жестокости на экране с насилием в реальной жизни. Пытаются понять, поче- му потребители информации предпочитают телевиде- ние газетам и журналам.
Термин «телезависимость» не очень точен и не дотягивает до смыслового, но все же он отражает суть реального феномена. Психологи и психиатры фор- мально определяют патологическую зависимость от чего-либо или кого-либо как расстройство, отклонение от нормы, которому соответствуют характерные признаки неадекватной реакции на раздражитель: ог- ромное количество времени, уделяемого объекту зави- симости; использование его чаще, чем обычно принято; стремление (либо многократные и безуспеш- ные попытки) сократить общение с ним; отказ ради него от исполнения социальных, семейных и профес- сиональных обязанностей; жалобы на замкнутость и уход в себя при отказе от контактов с данным объектом зависимости. И все эти критерии можно применить к любителям подолгу сидеть у телеэкрана.
Это не значит, что смотреть телевизор плохо или вредно. Телевидение обучает, расширяет кругозор, раз- влекает, расслабляет, уводит от гнетущей действитель- ности, позволяет наслаждаться прекрасным. Однако человек, понимающий, что надо бы поменьше времени проводить у экрана, зачастую ничего не может с собой поделать. А для того, чтобы иметь шансы на победу в схватке с телеманией, надо понять, как воздействует на нас телевидение.
Количество времени, которое мы проводим у теле- экрана, ужасает. В среднем жители развитых промыш- ленных городов каждый день тратят на это по три часа. А это – ровно половина всего свободного времени,
225
если не считать сна и мелких домашних дел. Следова- тельно, к 75 годам 9 лет человек уже отдал телевиде- нию. Кто-то объясняет это огромной любовью к ТВ. Но почему тогда множество зрителей обеспокоено по- добной страстью? Опросы Института Гэллапа конца 90-х годов прошлого века показали: по собственной оценке, слишком много сидят у телеэкрана двое из пяти взрослых и семеро из десяти подростков. И другие ис- следования подтверждают, что телеманами считает себя приблизительно 10% взрослого населе- ния. Неудивительно, что реакции организма на ТВ ста- ли предметом сугубо научного изучения. С помощью электроэнцефалографов проводились мониторинги волн головного мозга. Исследователи зафиксировали перемены электрической сопротивляемости кожи, из- менение частоты сердцебиения во время, до и после просмотра телепередач. Опыты ставили не только в стенах лабораторий, но и в естественной среде обита- ния, применив метод экспериментального моделирова- ния. Телеман не только лежал дома на любимом диване перед телевизором, но и ел, пил, спал, работал. А при нем постоянно был бипер (устройство, принимающее звуковые сигналы), на который в течение недели 6–8 раз в сутки поступали сигналы. Тут подопытный теле- зритель и должен был на специальной карточке запи- сать, что он в данный момент делает и как себя при этом чувствует.
Тот, кто смотрел телевизор, когда поступал сигнал, чувствовал себя расслабленно и пассивно. Энцефало- грамма также демонстрировала ослабление ментальной стимуляции во время просмотра телепередач (чего ни- когда не наблюдалось при чтении!). Но самое удиви- тельное: когда телевизор выключали, чувство релаксации пропадало, а ощущение пассивности оста- валось. Исследуемые зрители подтверждали, что ТВ
226
каким-то образом поглощает их энергию, оставляя их опустошенными (опять-таки, в отличие от обычного чтения). А настроение после просмотра остается преж- ним или незначительно ухудшается.
Зрители говорят, что, едва загорается телеэкран, они моментально расслабляются. Поэтому люди и свя- зывают ТВ с отдыхом и снятием напряжения. Причем, ощущение релаксации сохраняется на протяжении все- го просмотра. Но стоит выключить «ящик» – и тут же происходит «принудительное» возвращение в реаль- ность со всеми ее проблемами. Схожим образом дейст- вуют наркотики. Транквилизатор, покидающий организм слишком быстро, вызывает больше зависи- мости, чем тот, который выводится медленно. Точно так же зритель не выключает идущую программу– подсознательно он понимает, что ощущение релакса- ции ослабнет, если экран погаснет. Чем чаще и дольше смотришь, тем больше хочется смотреть.
Парадокс в том, что люди смотрят телевизор гораз- до больше, чем планируют, хотя длительный просмотр менее продуктивен. Результаты телеопытов с примене- нием метода экспериментального моделирования в ес- тественной среде обитания показывают: чем дольше люди сидят у экрана, тем меньше радости они от этого получают. Телезависимые участники исследования – те, кто смотрит передачи более четырех часов в сутки – получают от этого меньше удовлетворения, чем те, кто уделяет просмотру телепрограмм менее двух часов. В ряде случаев удовольствие от передач телеманам портят приступы беспокойства и вины из-за непродуктивно потраченного времени. Ученые Японии, Великобрита- нии и Соединенных Штатов обнаружили, что такое чувство вины гораздо чаще одолевает представителей среднего класса, чем более высокие слои населения.
227
Почему же телевидение так привлекает нас? Час- тично это происходит из-за нашей биологической ориентировочной реакции. Впервые это понятие было описано Иваном Петровичем Павловым в 1927 году. Ориентировочная реакция – это наша инстинк- тивная визуальная или слуховая реакция на вне- запный или же неизвестный ранее раздражитель. Это врожденная восприимчивость к потенциаль- ной угрозе. Типичные проявления такой реакции – поворот глаз в сторону источника раздражения, расширение кровеносных сосудов мозга, замедле- ние сердечной деятельности и сокращение крове- носных сосудов в основных группах мышц. Альфа- волны на несколько секунд блокируются, затем снова возвращаются к нормальному ритму, что оп- ределяется общим уровнем ментального раздраже- ния. Мозг фокусируется на восприятии большей информации, а тело находится в состоянии покоя.
В 1986 году Байрон Ривз (Byron Reeves) из Стэн- фордского университета, Эстер Торсон (Esther Thorson) из Миссурийского университета и их коллеги начали изучать влияние обычных телевизионных приемов на активацию ориентировочной реакции. По- вышают ли зрительский интерес быстрая смена кадров, оригинальный монтаж, внезапные шумы? Наблюдая за деятельностью мозга зрителей, исследователи выясни- ли, что эти приемы могут подстегивать непроизволь- ные реакции и повышать зрительский интерес. Уникально не содержание, а форма подачи материа- ла. Отчасти ориентировочная реакция объясняет сле- дующие замечания зрителей: «если телевизор работает, я не могу оторвать глаз от экрана», «мне не хотелось бы смотреть телепрограммы по столько часов кряду, но я ничего не могу с собой поделать», «телевизор меня просто гипнотизирует». После того как Ривз и Торсон
228
опубликовали результаты своих изысканий, ученые пошли еще дальше. Исследовательская группа Энни Лэнг (Annie Lang) из Индианского университета пока- зала, что после воздействия внезапного раздражителя сердечная деятельность замедляется на 4–6 секунд. Пе- регруженность рекламных и музыкальных роликов сти- листическими приемами оказывает сильное и постоянное действие на ориентировочную реакцию. Номинальная частота подачи этих приемов равна од- ной единице в секунду. Влияют ли аудиовизуальные образы на память? То есть, помнят ли люди, что они смотрели? Эту проблему также исследовала группа Эн- ни Лэнг. Участники одного из экспериментов смотрели программу, а потом заполняли анкету. Особенности съемки (одновременно несколькими камерами с разных точек) и монтажа положительно влияли на информа- ционную память, приковывая внимание к экрану. В оп- ределенном смысле, схожий эффект производит частая смена кадров. Но если показатель частоты выше 10 единиц в 2 минуты, эффект узнавания резко ослабе- вает.
Режиссеры образовательных программ для детей обнаружили, что телевизионные приемы помогают при обучении. Однако слишком быстрая смена кадров перегружает мозг. Основная цель музыкальных клипов и рекламных роликов, в которых используется резкая смена не связанных между собой сцен – удержание внимания зрителя. Люди могут запомнить название продукции или музыкальной группы, а детали рекламы как таковой пропустить мимо ушей. Ориентировочная реакция ослабевает. Зрители по-прежнему прикованы к экрану, но ощущают усталость, не получая взамен ни- какого психологического удовлетворения. Применение экспериментального моделирования в исследованиях дает те же результаты. Иногда и название продукции
229
трудноуловимо. Сегодня многие ролики упоминают рекламируемый продукт косвенно, как бы вскользь. Час- то за интересным сюжетом трудно уловить суть. Впо- следствии невозможно вспомнить, о какой продукции шла речь. И все же рекламодатели уверены – если им удалось завладеть вниманием зрителя, то, придя в мага- зин, он непременно выберет их товар. Это, говоря об- разно, подсознание напомнит оглохшему от информационного шума телезрителю, что где-то он уже слышал это название, отчего-то он его знает. Ис- следователи не говорят о том, что телевизор вообще смотреть нельзя. Но предостерегают от возможных проблем телеманьяков, не способных оторваться от эк- рана.
Метод экспериментального моделирования позво- ляет исследовать практически все сферы деятельности повседневной жизни человека – работу, еду, чтение, общение, занятия спортом и т. д. Вот и выясняют, от- носятся ли телеаддикты к жизни так же, как и обычные люди. Не возникают ли у них затруднения при общении с окружающими? Не чувствуют ли они без- различие к своей работе? Результаты оказались порази- тельными. Телеаддикты, вне зависимости от возраста, ощущали беспокойство, тревогу, чувствовали себя бо- лее несчастными, чем обычные зрители, когда им нече- го было делать и уж тем более, когда приходилось оставаться один на один с собой.
Впоследствии Роберт Д.Макилрайт (Robert D. McIlwraith) из университета в Манитобе занимался уг- лубленным изучением телевизионных наркоманов. Он об- наружил, что они чаще других впадают в тоску, бывают рассеянны, раздражены, им труднее концентрировать внимание. Пристрастие к ТВ они объясняют желанием отвлечься от неприятных мыслей и чем-то заполнить свободное время.
230
Другие исследования показали, что теленаркоманы реже участвуют в общественных мероприятиях или в спортивных соревнованиях, зато чаще страдают ожи- рением, чем те, кто смотрит телевизор умеренно.
Возникает вопрос – какова взаимосвязь между двумя явлениями? Обращаются ли люди к ТВ от тоски и одиночества или же длительный просмотр телепередач приводит их к этому? Большинство исследователей считает, что второе утверждение ближе к истине. Чрезмерное увлечение телепередачами мешает челове- ку концентрироваться, а также снижает самоконтроль и повышает нетерпимость к обычным жизненным про- волочкам. У взрослых и детей понижается творческий подход к решению житейских проблем, ослабевает стремление достичь намеченной цели.
Некоторые ученые видят четкую параллель между ТВ и наркотиками: заядлые телеманы, оторванные от любимого экрана, также испытывают нечто вроде симптомов абстиненции. Вот воспоминания людей, у которых сломался телевизор: «Вся семья ходила потерянная, как обезглавленные курицы». – «Это было ужасно. Мы ничего не делали – ни я, ни мой муж. Только разговарива- ли». – «Я все время плакала. Дети меня раздражали, мои нер- вы были на пределе. Я пыталась заинтересовать их играми, но не смогла».
Проводились эксперименты с семьями, которым предлагали на время (неделю, месяц) отказаться от те- левизора. Многие согласившиеся в итоге не выдержи- вали положенный срок и выходили из эксперимента. Кое-кто даже бунтовал – на словах или на деле. Это не значит, что все требовали вернуть свои «телеящики», хотя были, конечно, и такие. Естественно, что вернуть людей, которые привыкли проводить большую часть своего свободного времени у телеэкрана, к нормальной жизни довольно сложно. В конце исследования ученые
231
из Нью-Йоркского городского университета пришли к такому заключению: «Самыми трудными для большинства испытуемых были первые три-четыре дня, даже для тех семей, где телевизор смотрели минимально и где люди занимались и другими делами. Более чем в половине случаев в эти дни при- вычный семейный уклад нарушался, у домочадцев возникали трудности со свободным временем, наблюдались проявления бес- покойства и агрессивности... Несемейные люди ощущали раз- дражение. Как правило, к началу второй недели у большинства проявлялась тенденция к адаптации».
Новые телезрители склонны к фоновому, клипово- му потреблению телеинформации, так называемому «заппингу» (от английского слова zap – клац-клац). В условиях многоканальности телевидения телезритель щелкает пультом дистанционного управления, бегло просматривая программы на различных каналах. Эта привычка переключения каналов приобретает формы неукротимой навязчивости, которая поглощает все свободное время человека. Телезрители, склонные к заппингу, уже не способны к просмотру спокойных пе- редач. Клиповой формой телепотребления поражены от 32 до 60 % телезрителей, причем, в основном, воз- раста до 40 лет. Массовость заппингового телеконтин- гента нашла отражение специалистами в новом термине – «Homo Zapiens» вместо «Homo Sapiens». Раньше всех с заппингом столкнулись американцы в 90-х годах XX столетия, когда многие обзавелись пультами дис- танционного управления.
Заппинг трактуется как навязчивое состояние щелканья пультом по каналам. Вначале заппинг может развиваться, как невинная попытка уйти от рекламы. Но затем телезритель доходит до таких форм заппинга, когда в параллель одновременно смот- рит несколько каналов. При этом цельного представ- ления о программе и интеллектуального обогащения
232
такой телезритель не получает, но постепенно отреша- ется от мира и тупеет. Вредоносность заппинга усили- вается тем, что одновременно с бездумным щелканьем по каналам, телезритель курит, употребляет пиво. Для некоторых заппинг может быть подсознательной попыткой получить разрядку, успокоиться. А стра- дают от этого не только те, кто переключает кана- лы, но и остальные члены семьи. В подобных семьях война за овладение пультом управления те- левизором становится нешуточным явлением.
Систематической статистики подобных случаев нет.
Но несмотря на то, что у многих зрителей ТВ дей- ствительно наблюдается зависимость от длитель- ного просмотра передач, не все ученые готовы идти так далеко, чтобы называть эту привычку па- губной.
Существует ли формально диагноз «телезависи- мость» или нет, миллионы людей во всем мире не пе- рестают чувствовать, что не могут без труда контролировать количество времени, проведенное ими у телеэкрана.
К компьютерным и видеоиграм можно применить те же принципы, хотя исследований в этой области проводилось значительно меньше. Игры развлекают и отвлекают от неприятной действительности. Игроки быстро усваивают, что, проводя время у компьютера, они начинают лучше себя чувствовать (так они и попа- дают в зависимость). Существенным отличием ком- пьютерного изображения от телевизионного видеоряда в данном случае является интерактив- ность.
Многие видео- и компьютерные игры рассчитаны на постепенное повышение сложности – соответствен- но, растет и уровень игрока. Теннисисту или шахмати- сту иногда приходится месяцами подыскивать равного
233
себе партнера, тогда как программные игры могут мгновенно предоставить достойного виртуального противника для оттачивания мастерства. Они достав- ляют психическое удовольствие – то, что называют «приливом». Этот «прилив» сопутствует совершенст- вованию мастерства в любой сфере деятельности. С другой стороны, длительная активация ориентировоч- ной реакции может сильно истощить нервную систему. Дети начинают жаловаться на усталость, головокруже- ние и тошноту, если играли слишком долго.
Можно ли сегодня обойтись без этого?
В 1997 году был зарегистрирован самый экстре- мальный случай – в Японии были госпитализированы семьсот ребятишек. Почти всем им поставили диагноз «оптически стимулированный эпилептический удар». Стимулирован он был показом по японскому ТВ видеоигры о «покемонах». Подобные удары настолько серьезны для здоровья, что сегодня компании-
234
производители видео- и компьютерной продукции обязаны в своих инструкциях предостерегать потреби- телей о возможной опасности. Опрошенные родители отмечали, что быстрое мелькание на экране вызывает у детей затруднения при движении, даже если они поиг- рали не более пятнадцати минут. Однако многие ребя- та, не имеющие достаточного опыта и не обладающие самоконтролем (а часто и просто оставленные без при- смотра), продолжают играть, даже несмотря на эти симптомы...
И еще: зачем вам мобильный телефон? Как часто вы меняете свои аппараты? Сколько сейчас у вас телефо- нов, и, если их больше двух, оправданно ли это? Если у вас есть iPod68, то зачем вам еще и музыкальный теле- фон? Можете ли вы пожертвовать покупкой чего-либо в дом или для себя ради апгрейда своих электронных штучек?
Термин «гаджет-аддикция» появился не так давно. Сегодня пронеслась волна разного рода заметок, статей и другой информации об этом виде зависимости, и бу- квальный перевод означает: «острое желание штучек» – гаджетами называют всякую электронную мелочевку вроде мобильных телефонов, плееров, диктофонов, КПК и т.д., некоторые малогабаритные ноутбуки тоже вполне попадают под это понятие. Не хотелось бы пе- ресказывать то, что уже давно обсуждено и забыто, цель наша порассуждать на тему зависимости людей от техники, которая их окружает. Ведь, в конечном счете, ради покупки сотового телефона мы тратим деньги, а деньги многие зарабатывают не один месяц, тратя свое время и силы. Взамен же сил и времени мы получаем небольшую вещицу, которая, помимо своей основной задачи (а это все-таки разговорные функции, а не что- то иное), умеет еще много чего, но адекватен ли обмен? Мечтам об идеальном телефоне частенько посвящают-
235
ся темы на форумах в Интернете, люди спорят, каким он должен быть, каков может быть его форм-фактор69, какова функциональность. Порой собеседники утом- ляются перечислять все свои желания и говорят так: «А вообще, мой телефон самый лучший, и ничего мне больше не надо». Идеальный телефон никому не нужен и никогда не будет создан. Потому что по- купка чего-либо идеального – это окончание пути надежд, достижение определенной цели, ну а что дальше? Допустим, вы купили идеальный телефон, который не имеет никаких недостатков: он красивый, очень функциональный, просто лучший на данный момент времени. Большинство больных гаджет- аддикцией наиграются им недели за три, а потом, отча- явшись, готовы будут любой аппарат, лишь бы на него можно было потратить свое время, прошивая, устанав- ливая новое ПО, обсуждая на форумах недостатки, до- купая аксессуары и т.д. и т.п.
Наиболее гаджет-аддиктивными считаются как раз молодые люди, объясняется это довольно просто – они наиболее восприимчивы к рекламе, тому, что кто-то может владеть еще более «крутой» моделью, в моло- дежной среде модель и марка телефона могут говорить об определенной состоятельности ее обладателя. В общем, телефон является своеобразным знаком, по ко- торому другие судят о человеке.
Итак, признаки зависимости от мобильного те- лефона:
- если пользоваться мобильным телефоном нет возможности, возникает чувство дискомфорта;
- резко возрастает время пользования мобильным телефоном;
- существует постоянная потребность говорить по мобильному телефону;
236
- счета за разговоры по мобильному телефону вы- зывают дистресс;
- из-за постоянного использования мобильного те- лефона возникают проблемы в школе, институте или на работе;
- из-за постоянного использования мобильного те- лефона возникают межличностные проблемы;
- из-за постоянного использования мобильного те- лефона в неподходящее время (например, во время во- ждения автомобиля) появляется угроза здоровью.
Важно отметить: мобильный телефон выступа- ет не только объектом, но и средством реализации других форм зависимого поведения. С помощью передачи СМС могут реализовываться зависи- мость от влюбленности и зависимость от отноше- ний.
В 2000-х годах Италии психологи провели интересный эксперимент: 300 человек на 15 дней оставили без мобильной связи. Спокойно это пережи- ли лишь 30% испытуемых, 70% ощущали нехватку телефона. Из них 25% чувствовали себя отвратительно. А 48% отметили, что без мобиль- ного телефона у них появилась апатия. Как утверждают ученые, сознание людей, страдающих без мобильника, находится в постоянной готовности отреагировать на новую информацию – смс (Short Message Service – sms) или электронные послания. В результате человек теряет способность концен- трироваться и не может посвятить себя выполнению текущих задач. Эта зависимость получила название «инфомания».
Сегодня сервис коротких сообщений по сотовому телефону, изобретен- ный в 1992 году, переживает настоящий бум. В одной Великобритании от- правляется более 50 миллионов смс-сообщений в день. Исследования психологов Лондонского университета показали, что 62% людей, пользую- щихся мобильной связью, не могут отделаться от привычки постоянно про- верять сообщения.
Специалисты бьют тревогу. Установлено, что чрезмерное увлечение смс сказывается на интеллектуальном уровне человека: постоянный обмен сооб- щениями временно снижает коэффициент интеллекта на 10 пунктов. У офисных работников, вынужденных по долгу службы писать смс и элек- тронные письма, отмечается снижение внимания и умственной деятельно- сти...
237
Существуют и попытки определить возможно- сти избавления или хотя бы своеобразной борьбы с гаджет-аддикциями:
- ограничение времени занятия с прибором одним часом в день;
- ограничение покупкой нового гаджета или аксес- суара к старому раз в три месяца;
- если возникло желание заняться гаджетом, позво- нить приятелю или сходить прогуляться;
- чаще приглашать в гости знакомых;
- убеждение себя подождать день-другой до покупки нового гаджета;
- внимательное чтение инструкций по эксплуатации имеющихся гаджетов, чтобы убедиться, что из них вы- жато все возможное.

"Аддиктология". Мандель Б.Р.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB